Биография

Начинаем публиковать биографию Лилии Александровны, написанную ей самой.  Будем это делать по частям, потому как процесс писательства сложен и не терпит торопливости.  Зато рассказ от первого лица о большой интересной человеческой жизни читается как увлекательный роман. Мы бы хотели, чтобы вы ближе познакомились с этим удивительным человеком и художником для того, чтобы глубже понять истоки её творчества.

«Я – древнее существо, родилась в далёком 1937 году на Украине в городе Запорожье. А вскоре война коснулась моей семьи своим тёмным крылом. Она застала нашу семью в селе под городом Ровно, куда отца перевели по службе. Отец в первые часы войны ушёл на фронт. А для нас настали страшные дни. Мы с первых дней войны узнали эвакуацию, бомбёжки, ранения, голод и все ужасы войны. Это чудо, что мы остались живы…Так начались мои странствия по Советскому Союзу: первым был город Орджоникидзе, затем город Степанован (Армения), село Бородулиха (Семипалатинская область), города Ош и Токтогул (Киргизия), Охотск (Дальний Восток), село Щучье (Урал), село Хортица и город Запорожье (Украина). Во время наших странствий пришло известие, что папа на фронте пропал без вести. Я не буду описывать все мытарства связанные с переездами в поисках лучшей жизни, столько всего произошло за это время. Каждый переезд – это отдельное путешествие, наполненное многими событиями и новыми людьми.
Но были и радостные дни. В один из них нам пришло известие, что наш папа жив и разыскивает нас. Это был уже 1949 год, четыре года, как кончилась война. К этому времени у папы была новая семья, маленькие дети. Так впервые я столкнулась со сложными отношениями между людьми. Папе пришлось сделать выбор и вернуться к нам, но отношения родителей были непростые.
Мы возвратились на Украину и поселились в селе Хортица, что близ города Запорожье. Здесь, уже будучи школьницей, я впервые прикоснулась к волшебству изобразительного искусства. К нам пришёл учитель рисования и поставил простенький натюрморт – вазочку с вишенками, и я правильно изобразила пропорции и композицию в формате листа бумаги. В этот момент я почувствовала, что могу рисовать, это моё, и после 7-го класса вместе с одноклассниками поехала поступать в Днепропетровское художественно-педагогическое училище. Это было смелостью пытаться поступить со слабой подготовкой… Конечно, мне не удалось поступить. Но…зерно упало на благодатную почву, и я решила не отступать. Уже переехав на новое место жительства в город Запорожье, я параллельно с школой занималась в изостудии дворца Металлургов.
Когда мне исполнилось 16 лет, тяготы и лишения военных лет напомнили о себе, начались головные боли, пришлось мне на целый год оставить учёбу. Учитывая мои способности, меня временно принимают в Запорожский кукольный театр, где я проработала два года. Эта работа дала мне огромный опыт. Участвуя в постановке спектаклей в кукольном театре, я получила бесценный опыт при работе над эскизами как общего плана декораций, так при создании эскизов психологических образов действующих лиц. После утверждения эскизов следует скульптурная лепка этих образов, поиск конструктивного решения фигур персонажей, создание технической части этих фигур, которые называются гапитами, которые дают возможность движения глаз, рта, рук и ног. Непосредственно в мою обязанность входило изготовление мягкой фигуры, соответствующей эскизу образа, а затем  соответствующего ей костюма и головного убора. В гипсовых формах я изготовляла из папье-маше головки кукол, грунтовала их, а несложные и раскрашивала. Изготовляла также и необходимый для спектакля реквизит и декорации. Работа была интересной, насыщенной —  закончив изготовление всего необходимого для одного спектакля, почти сразу начинали работать над другим спектаклем, где всё совершенно другое. Здесь я получила первые уроки по освоению декораторского искусства. Всё это пригодилось мне потом в будущих оформительских работах и в работе с детьми в кружке художественного конструирования в СЮТе города Железногорск Красноярского края.
Работа в кукольном театре давала мне ещё одну замечательную возможность. Будучи сотрудницей филармонии, я могла посещать все концерты – и симфонические, и концерты знаменитых отечественных и зарубежных оперных певцов, народных хоров. Я с детства любила музыку. Мои родители в молодости пели в Запорожском народном хоре «Думка», папа тенором, а мама меццо-сопрано. Теперь тёплыми летними вечерами в любимом дворике у дома мы собирались всей семьёй:  я, брат, сестра и родители – и пели многоголосьем и в унисон любимые нами песни. « Рэвэ та стогнэ Днипр шырокый», «Взяв бы я бандуру та й заграв що знав…», особенно «Вечерний звон» – я любила вторить.
В то время в моей жизни был такой эпизод, связанный с филармонией. Приехал с концертом знаменитый оперный певец Головин (инициалов за давностью лет не помню). Моя мама, познакомившись с ним и желая помочь мне в стремлении стать художником, рассказала ему о моих способностях и договорилась с ним о нашей встрече. Даже ещё не встретившись со мной, Головин написал к одному из известных художников в Москве рекомендательное письмо с просьбой принять участие в моей творческой судьбе и передал его мне через маму. Я, зная об очень скромных финансовых возможностях нашей семьи, решаю – самой пробивать себе дорогу… и не пошла на встречу, не воспользовалась рекомендательным письмом. Конечно, это был юношеский максимализм и принципиальность, но по прошествии времени я поняла, что это было не вежливо по отношению к большому и доброму человеку, и до сих пор казню себя за эту бестактность.
В 1956 году я опять делаю попытку поступить в Днепропетровское художественно-педагогическое училище. Меня зачислили – радости моей нет границ. Нам студентам повезло дважды, во первых мы поступили, во вторых повезло с замечательным педагогом который преподавал нам пластическую анатомию, добиваясь от нас при графическом построении рисунка фигуры знаний строения скелета и мышц, рисунка головы – знаний строения черепа. Он водил нас даже в анатомичку медицинского института, где мы воочию видели препарированные мышцы и сухожилия. Знания эти очень важны для художника, это – крепкий грамотный рисунок. Училище дало мне основы профессии художника. Кроме преподавателей мы учились и друг у друга, наблюдая за работой однокурсников с разными способностями, среди них были  сильные по мастерству ребята, у которых было чему поучиться.

 

1-й курс, г.Днепропетровск, 01.01.1957г.

1-й курс, г.Днепропетровск, 01.01.1957г.

1-й курс г. Днепропетровск, 02.1957 г.

1-й курс г. Днепропетровск,
02.1957 г.

2-й курс "Б" г.Днепропетровск 17.02.1958 г.

2-й курс «Б» г.Днепропетровск 17.02.1958 г.

У нас была замечательная группа, мы жили, дышали одним воздухом, где носились наши мысли, обменивались мнениями, обсуждая достоинства своих кумиров. Особенное впечатление осталось от замечательного художника Корина П. Д.и его картин «Уходящая Русь», «Старинный сказ», поражающих монументальностью в изображении портретов сильных духом людей. Нравились Врубель М.А., Репин И.Е., Нестеров М.В., Серов В.А., Куинджи А.И., Левитан И. И. и многие другие. У каждого свои достоинства, каждый неповторим – и Билибин И. Я., и Васнецов В. М., и Рерих Н.К., и Суриков В. И. Мы впитывали примеры высокого искусства мастеров старых веков и современников нашего века, которые волновали нас своей ясной мощной правдой. И если вначале, на первом курсе некоторые примеривали на себя имя художника, то с каждым курсом чем дальше, тем больше понимали, что он пока – никто, так как для того чтобы стать художником, надо очень много работать. Кто готов к такому подвигу? У меня, например, все 4 курса стоял этот вопрос: «быть или не быть?» Если «да», то надо от всего отказаться, чтобы в постоянном напряжении постичь высшее мастерство, а середнячком, каких много, зачем? Лучше заняться другим делом. А пока штудируем рисунки, бегаем на этюды, делаем наброски, необходимые для очередной композиции.
В середине третьего курса группу награждают посещением Санкт-Петербурга. Распахнув глаза от изумления и восторга, мы очутились вначале в городе – музее архитектуры, которую мы недавно изучали по истории искусств. На каждом шагу история: Невский проспект, Исакиевский собор, Зимний дворец, Адмиралтейство, Казанский собор и так далее, и так далее. А посещение альма-матер всех великих наших художников – Академии искусств, где оставили свои следы каждый учившийся здесь. Нас окутывает пространство, оно пропитано теми, кто познавал, и теми, кто давал знания, мы видим их работы. В музее Академии мы замираем у работы мало известного в России художника, который уехал в Америку, у работы Фешина. Инициалов и название картины уже не помню (хорошо, что сейчас есть интернет и можно посмотреть – звать его Николай Иванович, прим ред.), но зато вижу её как тогда, глаза помнят. Ярмарка, живая, звучащая, говорящая публика – говорят и глаза, и жесты, настолько живо, что, кажется, ещё немного – и они выйдут из полотна. На переднем плане продавец капусты, капуста сочная, хрустящая, тронь и брызнет сок. Всё живёт и дышит, такая силища, так изобразить! Мы стоим заворожённые живой Русью, мы там, рядом с ними, забыв обо всём. Такой высокий дух в картине, что не верится, неужели так можно писать? Что за художник Фешин, если смог на большом полотне, в процессе долгой работы удержать свежесть здорового, радостного настроения в большой массе изображённого народа.

Меня вообще покоряет образ цельного, волевого, сильного духом человека, будь то роденовский мыслитель или мощные образы Корина П. Д., Микельанджело, Врубеля М.А., Винсента Ван Гога, работы импрессионистов, а Нестеров М.В., а Суриков В. И., Саврасов А. К., Васнецов В. М., Билибин И. Я. – и …все, оставившие след в наших сердцах… Тогда возле этих великих картин великих художников меня охватили сомнения, смогу ли что-то сказать миру подобное этим гигантам или распишусь в своём бессилии, вызванным моей неготовностью к такому титаническому подвигу. Но любовь к рисованию взяла верх, я уже не представляла, что могу заняться чем-то другим.

В 1959г году я перевожусь в Свердловское художественно педагогическое училище, переезжая в Свердловск вслед за отцом. Папа, дав нам образование, решает вернуться к второй семье, к подрастающим детям, их нужно было учить. Мы все поддержали его решение – я, брат и сестра. Были ещё причины, так поступить. Переведясь в Свердловское училище, я почувствовала разницу в преподавании рисунка. Здесь не было такой работы со знаниями по анатомии человеческой фигуры, как в Днепропетровске, поэтому рисунок человека получался слабее, кривенький какой-то. Да и в новую жизнь я как-то не вписываюсь. К концу четвёртого курса начинается активная педагогическая практика в школе, скоро открытые уроки, а тут бывший студент училища, уже поработавший учителем рисования и черчения, рассказал нам об атмосфере, сложившейся вокруг преподавания этого предмета в школе – он дополнительный, а значит, и отношение к нему соответствующее. Если ученик медалист, то тебе придётся ставить ему 5 вместо 3, соответственно, и дети относятся как к необязательному предмету, ив завершении привёл пример безобразного поведения. Сейчас я, конечно, понимаю, что в формировании отношения к предмету многое зависит от педагога, а тогда я с ужасом думала, что я буду делать с детьми, если они не будут заниматься и плохо себя вести. Ещё надо было преподавать в школе черчение, но нам оно преподавалось на уровне десятого класса, и идти в школу с такими знаниями было просто стыдно. Плюс моя неуверенность в выборе пути как художника. Всё вместе приводит меня к тому, что я решаю подумать, осмотреться и беру годовой отпуск.

Действовать я решила сразу. Пошла в библиотеку, полистала журналы и в «Огоньке» увидела статью о Канском хлопчатобумажном комбинате в Красноярском крае. Я продаю экорше (мужская мышечная скульптура ), покупаю билет до Канска и еду. В поезде познакомилась с женщиной, которая жила в Канске. Узнав, что я еду работать на комбинат, она посоветовала мне попробовать устроиться на работу в Красноярске. Город большой, и возможностей там гораздо больше найти интересную работу. Так я оказалась в большом красивом сибирском городе Красноярске, и надо сказать, ни разу об этом не пожалела, хотя сначала было трудно.

Покружив несколько дней по Красноярску в поисках работы, я решила попытать счастья в краевом театре кукол, благо работа бутафора была мне знакома, и меня приняли. А через 10 месяцев меня переманили в краевую телестудию, а ещё через 10 месяцев мне предложили работу в городской художественной мастерской города Красноярск-26 (Железногорск). Приехали ко мне в телестудию глава города Саруль (имя и отчество не помню) и главный архитектор города Кузнецов Л. И., провели со мной собеседование у проходной телестудии, а через два месяца я въехала в Красноярск-26 и надолго. И так с декабря 1961 года я начала работать художником-оформителем в слабенькой творческими возможностями мастерской.
А что могла я? Первая моя работа – живописная копия полотна «Ленин и Крупская в Горках» (сидят на скамье) была принята хорошо. Вторая работа — графический портрет Королёва С.П. была предложена мне заказчиком с большой долей сомнения – справится ли совсем ещё юная девчонка с таким серьёзным заказом. Но портрет получился хорошим, заказчик остался вполне довольным.
И снова в моей жизни везенье. Вскоре к нам в город приезжает после окончания Московского художественного института им. Строганова на должность главного художника города Григорьев В.А. – талантливый человек и талантливый руководитель, который оказал на развитие нашей мастерской большое влияние. Вскоре в мастерскую после окончания Красноярского художественного училища влились молодые художники – Журавков Виктор, Антончики Николай и Людмила, Вдовенко Тамара, Тюфа Анатолий и др. Художественный уровень мастерской начал расти, увеличилось и количество заказов и качество эскизных проектов, но выросли и предъявляемые требования, соответствующие способностям каждого художника. Теперь каждый эскизный проект мы были обязаны защищать перед городским Художественным Советом, куда входили ведущие архитекторы городского проектного института под руководством главного художника города Григорьева В.А., и этому же Совету мы обязаны были сдавать готовую продукцию. Ещё раз повторюсь – к качеству предъявлялись высокие требования. Работая над эскизами, неоднократно переделывая их, мы и сами чувствовали когда, наконец, птица–идея порхала над нами…и получив добро нашей идеи у главного художника (кабинет которого был в нашем здании), мы разрабатывали её в эскизном проекте, а затем претворяли её в жизнь. И так с каждой новой работой мы росли, росло и наше исполнительское мастерство.
Мы понимали нашу ответственность перед жителями города и старались внешне и внутренне эстетически обогатить наш город, внести свой вклад в формирование гармоничного внутреннего мира его жителей, ежедневно находящихся в пространстве города. Поэтому мы отдавали любимому делу все свои силы, весь свой творческий потенциал. Это привело к тому, что оформительский уровень повысился настолько, что Худсовет уже не мог ставить понижающий коэффициент при оплате труда, как это было раньше. Так случилось и с моей работой по оформлению витрины книжного магазина «Букинист». Кроме хорошей оплаты, сама работа принесла мне большое творческое удовлетворение.
Интересных и значимых работ было много. Например, оформление витрины и интерьера магазина обуви «Скороход». Необычной была сама мысль применить, казалось бы, несовместимый с обувью, приём плетения. Дополнительно пришлось проникнуться исторической темой развития обуви, а потом осмыслением декоративной, композиционной и конструктивной формы подачи самого содержания витрины. Всё это завершилось успешным эскизным проектом – во всю центральную витрину были размещены два больших плетёных панно с мужской и женской обувью, поддержанные в соседних витринах несколькими панно тоже с обувью, но меньших размеров. Дополняли оформление витрин вазы в виде обуви, сделанные в керамике, и выставленные на подиумы вместе с натуральной обувью. Интерьер по бокам украшали декоративные пласты на тему обуви в керамике. Вообщем, получилась солидная, с интересной подачей работа, которую потом, неожиданно для меня отметили первым местом на конкурсе закрытых городов России. Примечательной оценкой этой работы, о которой я узнала позже, было признание будущей художницы кукольного театра Татьяны Кисловой, что желание остаться жить в городе появилось у неё после того, как она увидела витрину магазина «Скороход».

Центральное панно, фрагмент оформления магазина "Скороход"

Центральное панно, фрагмент оформления магазина «Скороход»

 

 

Ваза, керамика, фрагмент оформления магазина "Скороход"

Ваза, керамика, фрагмент оформления магазина «Скороход»

Керамическая ваза, фрагмент оформления магазина "Скороход"

Ваза, керамик, фрагмент оформления магазина «Скороход»

 

Ваза, керамика, фрагмент оформления магазина "Скороход"

Ваза, керамика, фрагмент оформления магазина «Скороход»

 

Ваза, керамика, фрагмент оформления магазина "Скороход"

Ваза, керамика, фрагмент оформления магазина «Скороход»

Ваза, керамика, фрагмент оформления магазина "Скороход"

Ваза, керамика, фрагмент оформления магазина «Скороход»

Ваза, керамика, фрагмент оформления магазина "Скороход"

Ваза, керамика, фрагмент оформления магазина «Скороход»

Параллельно с работой в художественной мастерской у меня шла ещё другая жизнь. Дело в том, в то время развит был самодеятельный туризм. Много молодых людей ходили в походы на природу, вокруг города существовала целая сеть туристских «изб». Однажды во одном из походов мы ночевали в маленькой охотничьей избушке. Народу набилось невозможное количество, но никто не обращал внимание на такие мелочи – было здорово, звучали песни и весёлый смех. И я по приезду в Красноярск-26 тоже познакомилась с такой туристской группой проектного института города, куда входили и некоторые работники Сибхимстроя. Это был замечательный период коллективного познания окрестностей Красноярского края со сплавами по реке Мана, с дальними и близкими походами по красивым местам. Но предпочтение всё же отдавалось «Красноярским Столбам» – красивейшему заповеднику природы с причудливыми скалами вулканического происхождения под названиями: «Перья», «Орёл», «Львиные ворота». «Дед», 1-ый, 2-ой, 3-ый, 4-ый столбы, «Такмак», и многие другие.

"Перья" Заповедник "Красноярские столбы"

«Перья». Заповедник «Красноярские столбы»

Вид с вершины 1-ого Столба. Заповедник "Красноярские Столбы"

Вид с вершины 1-ого столба. Заповедник «Красноярские столбы»

Поднимались на самый верх, откуда открывались великолепные панорамы далей не только Столбов, но и раскинувшегося рядом Красноярска с величественным Енисеем. Приходилось овладевать навыками сложной технике лазания, подчас опасной для таких, как я, но только не для истинных столбистов, виртуозов-скалолазов, поднимающихся по скалам без всякой страховки и альпинистского снаряжения. До сих пор в моей памяти – походы с ночёвками у подножия гор, бесконечные песни у костра, тепло друзей, утренние встречи Солнца на вершинах скал. Всё это мне подарила группа, которую мы называли «Кадра», значительно позже появилась другая группа, которая увлекла меня в более высокие дали. Но тогда, примерно в 1962 году было у меня ещё одно интересное событие, когда мне посчастливилось побывать на Кавказе в альплагере «Джайлык», что вблизи города Тырнауза, и пройти всю школу начинающего альпиниста. Но подтвердить полученную квалификацию и получить значок альпиниста мне не удалось – при экзаменационном восхождении мы попали в снежную бурю, пришлось разбивать лагерь возле непокорённой вершины. А ночью я увидела сон, где наше восхождение окончилось трагически. И я решила – лучше не рисковать. Главное – я готова к походам по горам, а со значком я туда пойду или без него, это не так уж и важно. И, конечно, навыки, полученные в альплагере, потом мне помогли достойно преодолевать трудности и напряжения походной жизни.

Так в походах жизнь «Кадры» шла своим чередом. Но ничто не стоит на месте, со временем круг интересов человека начинает расширяться, и в его жизни открываются новые страницы. Однажды я с Артуром Линник пошли в библиотеку порыться в поэтической литературе, чтобы украсить стихами поздравление на чей-то день рождения. Нашими поисками заинтересовалась библиотекарь и, узнав их цель, она вдруг неожиданно предложила нам проводить в рамках библиотеки литературные вечера. Мы согласились…Так неожиданно для себя мы стали зачинателями литературных вечеров. И  началась совершенно другая жизнь. Появились интересные люди, интересные идеи. При подготовке к литературному вечеру по творчеству какого-либо поэта или писателя, приходилось разыскивать малоизвестные факты из его жизни или его произведения, изучать его письма, фотографии, рисунки. Всё это позволяло более полно показать его внутренний мир, глубже понять его творчество и его идеи, которые он хотел донести до нас, своих читателей. Эти вечера наполняли нас новыми эмоциями и впечатлениями, расширяли наш кругозор. Совершенно незнакомые люди стали приходить на наши занятия, и со временем эти вечера настолько стали популярными, что в помещении не хватало места для всех зрителей.
Я принимала участие в оформительской работе, рисуя портреты тех, кому посвящался вечер. Как-то раз, не смотря на мою стеснительность и, как мне казалось, неумение красиво и правильно говорить, пришлось и мне выступить перед большой аудиторией. К моему удивлению моё выступление понравилось. С этого времени я стала более свободно выступать, появилась уверенность в выражении своих мыслей. Сейчас, когда я провожу экскурсии по выставке своих работ, я с благодарностью вспоминаю тот опыт, который я получила в нашем литературном клубе, с чьей-то легкой руки названном «БИБИМГО» (сокращённо от «Библиотека им. Горького»).

У нас вообще была обширная культурная жизнь не только городского масштаба, мы посещали всё интересное, что мог предложить нам краевой Красноярск: будь то концерты, оперы, балеты, органная музыка, выставки – особенно когда это были известные деятели искусства нашей страны или зарубежья.

А в мастерской работа шла своим чередом. Появилось новое задание – мне предстояло сделать творческую работу для подарка в Министерство среднего машиностроения, в саму Москву, для отправляющейся туда делегации. Её содержание, придуманное мной, получило одобрение заказчиков. И я сделала несколько необычную работу: «Танец шамана». Чтобы наиболее полно передать образ, придуманный мной, конечно, пришлось проштудировать литературу на эту тему, съездить в Красноярск, в исторический музей, порисовать с натуры представленный там костюм шамана, продумать, из какого материала исполнить отдельные части работы, сделать эскиз, а затем воплотить эскиз в жизнь. Много неожиданных композиционных и технических решений было использовано в этой работе. Для лица, рук и бубна я использовала спилки кожи, для фигуры – бортовку разного качества, бисер, паклю и плетение из нитки «макей». И работа получилась, заиграла живыми красками.

 «Танец шамана», 60 х 140, 1987г.

«Танец шамана», 60 х 140, 1987г.

"Танец шамана", фрагмент

«Танец шамана», фрагмент


Краткое описание.  В композиции запечатлён камлающий шаман в ритуальных одеждах с рогами на голове, олицетворяющих магическую мощь, парящий на нитях-энергиях с бубном в руке, в священном экстазе взывающий к своим богам.  Работа передана в дар в Министерство среднего машиностроения.


 

 

Вскоре мне пришлось делать ещё один подарок, для какого-то министерства, по-моему среднего машиностроения.  Я решила использовать для подарка близкую для обширного Красноярского края тему народов севера. Мне принесли шкуру, которую я обрезала, придав ей форму и вид медвежьей, добавила местами мех и уложила на неё чукчу в парке (если память мне не изменяет, так называется их верхняя одежда), курящего трубку под спиралью иероглифов. И название придумалось хорошее – «У мира творения». Работа получила признание, а я – творческое удовольствие.

"У мира творения", 90 х 60, 1989г.

«У мира творения», 90 х 60, 1989г.


 

Краткое описание. Композиция изображает оленевода в национальной одежде северных народов с ритуальной трубкой на фоне петроглифов, переплетение которых складывается  в образ то ли солнца, то ли древнего зодиака, то ли  спиралевидной галактики. Работа передана в дар в Министерство среднего машиностроения.


 

Пришлось освоить и технику иллюстрации для справочника городской службы быта. Пришлось и голову поломать, какими образами обозначить ту или иную бытовую услугу. Голова осталась цела, а графика рисунков получилась лёгкой и юмористической, каждый созданный образ точно обозначил каждую из услуг. Худсовет и заказчик были довольны, а я приобрела ещё одну практику.

 

Тема народов севера нашла своё отражение ещё в одной интересной работе (для меня все мои работы интересны, иначе я не могла бы их делать). В очередном заказе на оформление витрины магазина его название – «Енисей» побудило меня обратиться к этой теме. Разработала образы, выбрала природные материалы: мешковину и бересту, прибавила немного воображения и авторскую технику исполнения. Результатом всего этого процесса явились полотна, изображающие различные сюжеты из жизни народов севера, исполненные в оригинальной манере – рисунок наносился полусухой кистью масляной краской. Настоящим находкой, внесшей завершение в созданный образ, стал тонкий орнамент из бересты, окаймляющий каждое из полотен. Эти полотна были установлены в витринах. На небольших рисованных нейтральных заставках, расположенных с промежутком через одну витрину, в аллегорических образах был представлен мотив соединения Енисея и Ангары. Это своеобразное решение оформления витрины магазина, расположенного на центральной площади Железногорска, было с интересом воспринято местными жителями и приезжающими гостями.

Этот мотив прозвучал позже в нескольких работах, которые сейчас хранятся в частных коллекциях. Одна из них так и называется «Ангара и Енисей», вторая – «Поток».

"Ангара и Енисей", 65 х 55, 1999г.

«Ангара и Енисей», 65 х 55, 1999г.


 

Краткое описание. Справа мощный Енисей, слева нежная Ангара, как в природе, так и в композиции не могут слиться, разъединённые непреодолимой силой. Композиция в технике плетения создана с использованием символического языка тунгусских народов.


«Поток» 55 х 55, 1995г.

«Поток»,  55 х 55, 1995г.


 

Краткое описание. Абстрактная композиция в сложной технике аппликации и плетения изображает поток то ли энергии, то ли воды, то ли времени, который разделяет пространство на две части.


 

Самобытное искусство народов севера, разбросанные в огромном количестве по территории Сибири наскальные рисунки, оставленные нам былыми цивилизациями, из глубины веков несут нам древние знания, вновь и вновь вдохновляя современных художников. Этому очарования поддалась и я. В одной из частных коллекций хранится моя работа  «Из седины веков. Петроглифы».

«Из седины веков. Петроглифы», 50 х 60, 1997г.

«Из седины веков. Петроглифы», 50 х 60, 1997г.


Краткое описание. Композиция в технике аппликации с элементами плетения изображает древнюю наскальную живопись .


Из многочисленных оформительских проектов, осуществлённых мною, есть несколько работ, заслуживающих того, чтобы о них рассказали. В оформлении внутренней витрины в интерьере магазина «Золото» было применено элегантное решение.
Приятные воспоминания пробуждает во мне работа по оформлению ателье «Силуэт», где я сделала большой, во всю стену холла горельеф (резьба по вязкому пенопласту), изобразив нимф в ниспадающих хитонах. Получилась тонкая, изящная композиция с лёгкой тонировкой.
Ещё одна из интересных работ, сделанная для профсоюзной библиотеки города, – горельеф роденовского мыслителя, размещённый в центральном интерьере холла.

Я благодарна Железногорску за то, что он предоставил мне возможность творчески выразиться в его пределах. Я как могла, наполнила его интерьеры делом своих рук, мыслей, тонкими движениями души и сердца. Он помог мне высказаться в любви к нему и его жителям, большим и маленьким. Мне было интересно прожить в нём эти 34 года, наполненных творческой работой в художественной мастерской, бежать с удовольствием на работу, а после с не меньшим удовольствием домой к семье, к детям.

Да и дети мои росли в его уютных кварталах под его чуткой заботой. В начале детский сад помогал воспитывать детей, потом школа, затем дочку воспитывало художественное училище Красноярска. Повзрослевшая девочка поступила в престижную художественно-промышленную академию (бывшая им. Штиглица) в Санкт-Петербурге на факультет керамики. Сейчас она уже член союза художников, своя мастерская и своё творчество. Сын пошёл по стопам отца, он – технарь, работает в производственной компании «Мегахолод» техническим директором, совмещая с напряжённой работой обязанности главы дружной семьи, которая постепенно прирастает всё новыми членами.

Ежегодно по традиции музей Железногорска организовывал выставки декоративно-прикладного творчества, участниками которых являлись художники нашей мастерской и я. Участвуя в выставках посвящённых 40-летию и 60-летию города, я в числе других участников была отмечена публикациями моих работ в каталогах этих лет. Работа, выставочная деятельность, общение с разными людьми, семья – время летело птицей.

Продолжение следует…

 

 

 

Мастер классРабота в СЮТЕ

Работа с детьмиДетская выставка

 

Представлены работы, выполненные в разные годы, которые хранятся  в музеях, выставочных залах, частных коллекциях

— «Русь» (размер 30 см х 16 см, высота фигур 25 см, 2010г.) Фигуры мужчины и женщины в национальных русских костюмах у верстового столба с двуглавым орлом и надписью «Русь». Эта работа хранится в частной коллекции в Англии;

Русь

Русь

— «Рыбы» (размер 90 см х 40 см, 2002г.) Композиция в технике объёмного плетения. Продолжила тему «Круга Зодиака», после того, как один из учёных заявил, что в 2010 году Юпитер проходит по созвездию Рыбы. Работа находится в одной их частных коллекции в США .

Рыбы. Частная коллекция в Америке

Рыбы. Частная коллекция в Америке

 

«Огненное рождение. Город Железногорск» (размер 160 см х 240 см, 2000г.). Композиция хранится в Музейно-выставочном центре МО ЗАТО города Железногорск (атомград) Красноярского края. Об этой работе, которая посвящена юбилею города, хочется сказать особо. Это впечатляющая композиция большого размера отразила особенности города. В основе центральной части белый круг, символизирующий излучение мощной энергии действующего атомного реактора. На его фоне вырисовываются характерные силуэты города в обрамлении плетёного узора, напоминающего образ человеческого мозга. По орбите вокруг центрального объекта композиции в огнённом вихре несутся два царственных зверя – Тигр и Лев. Эти образы олицетворяют дату рождения города. 1950 год – год Тигра по восточному календарю, август – это месяц, в котором Солнце начинает перемещаться по зодиакальному созвездию Льва. Плетёные полосы, символизирующие потоки огненной энергии, идущие из глубины земных недр (добыча урана, переработка и обогащение плутония), пронизывают белый круг. Преображенные силой человеческой мысли, породившей атомную электростанцию с её графитовыми стержнями, космическую технику, бороздящую просторы ближнего Космоса, потоки энергии, переплетаясь, устремляются ввысь. Из этого сплетения восходит Солнце в виде короны с вкраплёнными ракетами и звёздами. Образ солнечной короны одновременно символизирует и венец человеческих достижений, и Космос – древнюю мечту человечества, которая стала реальностью. Вся композиция звучит как гимн людям-творцам, которые своим талантом и умом создали передовую по тем временам космическую мощь России.

Огненное рождение

Огненное рождение

Ещё одна композиция «Царь-рыба» (размер 70 см х 50 см, 2001г.) находится в коллекции музея им. В.Астафьева при школе № 98 города Железногорска Красноярского края. Композиция выполнена в технике аппликации с элементами плетения и лоскутной техники.

Царь-рыба

Царь-рыба

 

 

И список этот можно продолжать ещё на нескольких страницах.

Хочу отметить ещё одну панорамную композицию, которая хранится уже на Алтае в Училище ПУ-2, расположенном в районном центре Усть-Кокса. Она называется «Тебе, Земля, наш труд и знания» (размер 60 см х 25 см х 50 см, высота фигур от 15 до 22 см 2007г.). Композиция сделана совместно с ребятами-учениками училища.

Тебе, Земля, наш труд и знания.

Тебе, Земля, наш труд и знания.

 

 

 

 

One Comment

Сергей

Хорошо, что есть на Земле среди нас творцы, украшающие нашу жизнь.

Reply

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.